Режим работы Контактного центра
8 (4852) 280-363
, работает автоответчик
Ярославская область
Вы находитесь в Ярославской области?
Всё верно Выбрать другой регион

Энергетики просят помощи?

Российскому энергетическому сектору нужна помощь и поддержка государства. Так считает сегодняшний гость. А что думают об этом уважаемые слушатели? Радио России
Ток-шоу «Особое мнение»
24 марта 2015 г.

Гость в студии – член Совета Федерации, член Комитета СФ по экономической политике, руководитель рабочей группы СФ по энергетике Виктор Викторович Рогоцкий.

Действительно российский энергетический комплекс сейчас оказался в такой ситуации, что ему необходима помощь государства?

В. Рогоцкий: Да, в определённой степени. Как и другие отрасли, другие направления испытывают определённые трудности в настоящий момент, так и испытывает их энергетический комплекс.

Все испытывают трудности сейчас?

В. Рогоцкий: Все, вне сомнения, испытывают, в том числе энергетический комплекс. Энергетический комплекс – особый комплекс. Почему? Потому что только развитие энергетического комплекса даёт импульс для развития всех других отраслей народного хозяйства. Поэтому мы всегда заботились и заботимся об опережающих темпах развития энергетического комплекса. И это условие очень важно соблюдать.

Однако в последнее время сложности возникают и здесь. Как известно, в июле 2008 года завершилась реформа РАО "ЕЭС России". Оно прекратило своё существование, распавшись на 23 независимых акционерных общества и оставив нам с вами "крест Чубайса". С тех пор в обществе не прекращаются споры о том, а правильно ли всё было сделано, правильный ли путь был выбран? И надо что-то править и корректировать? Да, корректировать надо. Но то магистральное направление, которое было выбрано в ходе реформы, а именно: отделение монопольного бизнеса от конкурентного, создание оптового рынка электрической энергии и мощностей, было правильным. Мы создали реальную конкуренцию среди производителей электрической энергии, что абсолютно правильно.

С другой стороны, очень многое было недоделано. Остаётся ещё очень много вопросов, особенно по теплоэнергетике, которая является социально значимым, социально важным элементом в нашей жизни. Россия, в основном, – страна северная, и вопрос теплоснабжения, теплообеспечения всегда стоит очень остро. Поэтому нормальное функционирование теплоэнергетического комплекса очень важно. А в ходе реформы РАО "ЕЭС России" этот вопрос вообще не был затронут. Как и не были доведены до конца вопросы перекрёстного субсидирования. Поэтому ряд крупных потребителей сегодня вполне справедливо предъявляют претензии, что они переплачивают. А переплачивая за энергоресурсы, они вынуждены вносить эти расходы в цену продукции. Значит, у них продукция стоит выше и становится менее конкурентоспособной на мировом рынке, в том числе. Поэтому вопросов здесь очень много, целый клубок вопросов. Вне сомнения, их надо потихоньку решать. Конечно, при этом не рубить с плеча. Некоторые предлагают вернуться назад, к той точке, от которой мы начинали. Но нет, ничего не получится. Во-первых, возврат просто невозможен, А во-вторых, этого и не требуется, потому что магистральная линия реформ была сформулирована правильно. Другое дело, что, конечно, необходимо дорабатывать сделанное.

Если говорить об энергетике, почему ей, как и другим отраслям, требуется государственная помощь? В энергетике покупка и поставка энергоресурсов требует оплаты. Те компании, которые покупают электроэнергию на оптовом рынке, должны её оплатить или иметь финансовые гарантии. Как известно, в последнее время в связи с ростом ставки рефинансирования Центрального банка, кредиты стали очень дорогими. Да и до недавнего времени их, кстати, было трудно и взять на покрытие кассовых разрывов, даже по высоким ставкам. Это привело к тому, что очень насущной стала проблема неплатежей.

Как говорил один государственный деятель Советского Союза, надо найти звено в цепи, потащив за которое можно попробовать вытащить всю цепь. Если говорить об энергетике, таким звеном во взаимодействии энергетических предприятий, потребителей, сетевых компаний, генерирующих компаний являются взаиморасчёты. А неплатежи душат энергетику.

Считаю, что надо принимать по поводу неплатежей жёсткие меры к неплательщикам. Мы легко увеличиваем штрафы по линии ГИБДД, по линии других ведомств, но как только дело касается энергетического сектора, то почему-то не очень торопимся это делать.

А вот почему?

В. Рогоцкий: Всё очень просто. Во-первых, энергетика является социально значимой отраслью. Любые колебания, особенно повышение тарифов, цен и т.п., всегда вызывают определённый резонанс в обществе. Не знаю, какое ещё повышение тарифов вызывает в обществе столь же сильный резонанс, как повышение цен на электрическую и тепловую энергию. То есть, это вопрос резонансный.

Во-вторых. При ценообразовании на электроэнергию мы должны чётко понимать, что в энергетике не должно быть ни высоких, ни низких тарифов. Высокие тарифы приводят в конечном итоге к дополнительным неплатежам. А низкие тарифы снижают роль энергоэффективности и энергосбережения. Ну зачем экономить электроэнергию или тепло, если они очень дешёвы?

Теперь о том, почему растут неплатежи? Вот мы говорим, что надо усиливать меры к неплательщикам. Два года назад я предложил увеличить ставку за каждый день просрочки платежей с 1/340 ставки Центрального банка до 1/170. По нынешним временам это составит примерно 17,7 процента годовых. А сейчас просрочка в два раза меньше. И будет потребитель бежать в банк и брать там кредит под 20 процентов, когда он может спокойно кредитоваться у энергетической компании под 7 процентов? Ему выгоднее не платить энергетической компании вовремя или платить ей после того, как будет заплачено всем. А энергетикам платить, если что останется, по остаткам. Вопрос сложный, но ответственность за неплатежи надо ужесточать.

Вот юристы всё время спорят, что важнее: ужесточение наказания или его неотвратимость? Я говорю по этому поводу так: неотвратимость наказания в России работает только вместе с ужесточением наказания. То есть, если мы будем ужесточать наказание, конечно, в определённых разумных пределах, когда потребитель должен будет заплатить энергетической ресурсоснабжающей организации сумму, не меньшую, чем за кредит в банке, только тогда будет соблюдён некий баланс.

Антон из Хабаровска заметил, что не произошло удешевления киловатт-часа после того, как не стало монополии на энергетическом рынке в лице РАО "ЕЭС России", а появились несколько энергетических компаний. Почему? Вроде конкуренция должна была подвигнуть бизнес к тому, чтобы снижать каким-то образом тарифы, но этого не случилось. Тарифы в основном растут.

В. Рогоцкий: А что у нас в стране снизилось в цене в последнее время? У нас вообще что-то снизилось в ценовом выражении? Хочу сказать, что тарифы на электроэнергию до последних семи лет росли меньше, чем цены на другие промышленные товары. Имеются в виду цены на топливо, газ и т.п. Потом, правда, тарифы стали расти немного больше. И дело здесь, наверное, не в том, чтобы электроэнергия или тепло стоили дёшево, а в том, чтобы они были доступными по цене для любой категории граждан.

А вот здесь решение должно приниматься государством. Энергетика – это та отрасль, которая не регулирует сама тарифы. Энергетики не устанавливают сами тарифы. Им тарифы устанавливают регулирующие органы. Поэтому здесь вопрос только в том, если регулирующие органы подтвердили правильность расчётов энергетических тарифов и если каким-то группам населения на самом деле эти тарифы непосильны, то должна осуществляться адресная помощь таким группам населения.

В своё время была произведена приватизация энергетики, но не всех секторов, а только генерации и сбытовых функций, а в монопольном владении у государства остался сетевой комплекс. Россети (или провода) – это государственная компания. В России государство регулирует цены на энергетическую продукцию. Если дать возможность самим энергетикам регулировать цены, как на обычном предприятии, они бы сами их калькулировали, выходили со своими ценами к потребителю, вот тогда можно было бы сказать, что нечего энергетикам жаловаться и требовать от государства каких-то дотаций. Но так как государство через социально значимую отрасль решает социальные вопросы, поэтому взаимодействие между энергетиками и государством будет всегда. Определённое взаимодействие, в том числе дотационного характера, между энергетиками и государством будет осуществляться в целях поддержания хотя бы тех групп населения, которые не в состоянии оплачивать установленные тарифы.

Сегодня очевидно, что инвестиции в российскую экономику, в том числе и в энергетический сектор, схлопнулись. Инвесторы не очень торопятся вкладывать свои деньги внутри нашей страны. А эксперты оценивают износ генерирующего оборудования в энергетической отрасли России в 75-80 процентов. Неизвестно, насколько это соответствует действительности, но поскольку непонятно, сколько продлится нынешний кризис и как в этой ситуации будет всё развиваться, надо ли понимать, что большая часть инвестиционных проектов в энергетической отрасли придётся закрывать?

В. Рогоцкий: По моему мнению, цифры о 75-80 процентах изношенности генерирующего оборудования в энергетике сильно завышены. В разных местах дело обстоит по-разному.

Фактически это советское оборудование, которое работает до сих пор?

В. Рогоцкий: В дополнение к советскому оборудованию энергетики только в прошедшем году ввели 7 с лишним ГВт новых энергетических мощностей. Поэтому не надо. Мы их постепенно вводим, причём очень неплохо в последнее время. Правда, до этого плохо вводили.

Дело ещё и в том, что, когда была проведена реформа РАО "ЕЭС России", её ещё один положительный итог заключался в том, что она способствовала привлечению инвестиций. Порядка триллиона рублей в тех ценах было привлечено в энергетику для выполнения инновационной программы. И когда мы это делали, то думали, что потребление электроэнергии в стране будет расти на 4-5 процентов в год. К сожалению, в связи с определёнными экономическими сложностями, трудностями и кризисами, которые возникают порой не по нашей вине и за пределами нашей страны, рост промышленности, как и рост реального сектора, сегодня замедляется. К сожалению, замедляется и рост энергетического сектора, который обеспечивает электроэнергией всё остальное хозяйство. Сейчас из-за того, что замедляются темпы экономического развития России, примерно 15 ГВт энергетических мощностей в стране не востребованы. Такой вот имеется резерв. И поэтому сейчас надо более внимательно подходить к вопросу ввода новых энергетических мощностей. Ведь новые мощности – это новые деньги, это новые тарифы и т.д.

Есть ещё один вопрос, который я не могу не задать себе. В стране сейчас все говорят об импортозамещении. И все уже поняли, что импортозамещение – это не чисто экономический вопрос, а вопрос национальной безопасности. А если это так, то мы должны развивать свои производства. Даже если мы будем очень энергоэффективны и энергобережливы, нам все равно не хватит этого ресурса от энергосбережения и энергоэффективности, чтобы покрыть возросшие потребности в случае импортозамещения. Нам надо будет вводить новые мощности.

Правда, тут надо сказать вот ещё о чём. Если мы будем вводить новые мощности, то давайте выводить старые. Изношенность мощностей кроме высокой стоимости киловатт-часов и гигакалорий ничего не даёт. Старые мощности надо будет постепенно выводить из оборота, заменяя их на более новые.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы - http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57072/episode_id/1183132/

Источник - http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57072/episode_id/1183132/


Вернуться к каталогу новостей
Контактный центр «ТНС энерго»
Работает автоответчик
Есть вопрос? Напишите его нам
Не тратьте время на ожидание соединения с оператором, заполните простую форму на сайте и напишите свой вопрос. Наш специалист ответит в ближайшее время.
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ →
Режим работы контактного центра
Единый контактный центр
8 (4852) 280-363

Данный номер обслуживается операторами в указанное рабочее время. Вне рабочего времени абонент может в автоматическом режиме выполнить следующие действия: